miss_juliettef

Category:

Гоген по-русски

Князь Палей. Владимир Гогенфельзен. Володя... Это разные имена одного и того же человека, который, как Великие княжны или Цесаревич был зверски убит большевиками в совсем молодом возрасте. Алапаевское убийство, жертвой которого стал Владимир Палей, было, наверное, самым зверским из четырёх, его мученики страдали более даже Марии и Анастасии, которых, по словам некоторых, закалывали штыками…

Предположительно - Крым, 1915.
Предположительно - Крым, 1915.

...Великий князь Павел, младший сын Александра II и, соответственно, младший же брат Александра III в 1889 году женился на восемнадцатилетней греческой принцессе Александре. Их брак был заключён по любви, но счастье было очень кратким. В 1891 Александра умерла в родах, которые помимо того, что были преждевременными, стали вторыми в её короткой жизни. Двое детей Павла и Александры остались почти сиротами. Когда Великий князь снова влюбился, в замужнюю уже женщину, Ольгу Пистолькорс, а затем добился для неё развода и женился, юные Мария и Дмитрий по инициативе Императора были отданы на воспитание в семью своего дяди, Великого князя Сергея – новый брак Павла был заключён без разрешения Государя. Тем временем Павел и Ольга уехали в Париж, где нянчили своего первого общего ребёнка, сына Владимира, или Бодю, как он сам себя называл, не умея выговорить «Володя». Он родился ещё в Петербурге, 28 декабря 1896 (9 января 1897) года, до развода Ольги с её мужем Эрихом Пистолькорс, потому до определенного момента будущий князь был Владимиром Эриховичем Пистолькорс. В следующем после приезда в Париж, 1903 году у Павла и Ольги также родилась дочь Ирина, а в 1905 - Наталия. Во второй семье Великого князя царили мир и любовь. То подтверждают как мемуары Ольги Валериановны, так и стихи, написанные Владимиром. Живя в Петербурге, он написал несколько произведений, посвящённых родителям: «Сонет отцу», «Сонет матери», «Папе и маме»...

Володя Пистолькорс. Приблизительно 1901.
Володя Пистолькорс. Приблизительно 1901.

В 1904 году баварский принц-регент даровал Ольге Валериановне и двум её детям – Наталия тогда ещё не родилась – титул графов Гогенфельзен.

Сестры Володи, как и все остальные, кому довелось узнать молодого князя, утверждали, что он был крайне одаренным. Даже его единокровная сестра, Мария - дочь Павла Александровича от первого брака - горько шутила: 

Будучи первым ребёнком от второго брака моего отца, он подтверждал теорию, что одарённые дети рождаются от большой любви.

Она же позже назвала его гением. Свои стихи Владимир начал писать рано, но сначала – на французском или английском, и лишь позже – на русском. Он знал грамматику четырех языков, играл на нескольких инструментах и неплохо рисовал.

Владимир, Ирина (справа) и Наталия (слева).
Владимир, Ирина (справа) и Наталия (слева).

По воспоминаниям Ирины Павловны, в пятнадцать лет Владимиру было позволено приехать в Россию, чтобы поступить в Пажеский корпус, где он и получил образование. О воспитанниках корпуса в разное время говорили необъятное количество гадостей. Но на Володю, или Гогена, как его в шутку прозвали друзья - фамилия Гогенфельзен казалась им слишком длинной, - это общество не повлияло дурно, так как корпус изначально внушал ему ему не отвращение, то просто нелюбовь. К тому же, жил граф у своего учителя и воспитателя, полковника Фену, а не с остальными воспитанниками. Вся семья Володи: две сестры и родители, все это время проживала в Париже, куда он и приезжал трижды в год на каникулы. Эти поездки становились невообразимым счастьем, в особенности для троих детей. Владимиру не нравился вечно промозглый Петербург, зубрежка в корпусе и разнообразные дежурства на улице в мороз, которые были обязательной частью программы. Он постоянно мечтал жить в любимом, теплом Париже, путешествовать в теплых странах или хотя бы просто уехать из российской столицы. Его сестрам, обожавшим старшего брата, но жившим без него почти весь год, было скучно без его ласковых шуток.

Каждый его приезд вносил невыразимую радость. Он любил шутить и даже поддразнивать, но, вместе с тем, был внимателен, ласков и нежен

- вспоминала Ирина.

Владимир с Александром Фену, 1913.
Владимир с Александром Фену, 1913.

Но Петербург таил беду. Обучаясь в корпусе, Владимир близко сошёлся со своим старшим единокровным братом, стал бывать у него дома, брать книги и даже одалживать костюмы... Дмитрий в петербургском обществе слыл странноватой личностью, человеком, не ощущающим, когда нужно остановиться. Тем не менее, Великий князь достаточно близко общался с семьей Императора. Соответственно, познакомился с ними немного ближе и сам Володя... Но в отличии от брата, ему все творившееся при дворе, все сплетни и мистицизм Александры Фёдоровны, внушали только отвращение. В особом порыве он даже писал сатирические стихи, в каждом из которых, в большей или меньше степени, высмеивал Государя или Государыню.

«PAS DE QUALE»

Аля еле дышит,
Аля сплетню слышит.
Что за благодать -
Ане всё сказать!
Аня еле дышит,
Аня сплетню слышит.
Что за благодать -
Дальше передать!
Alix еле дышит,
Alix сплетню слышит.
Ах, какой экстаз -
Подписать указ!
Ники еле дышит,
Ники сплетню слышит.
Весь Его экстаз -
Подписать указ!

В данном случае Alix и Ники – Императрица и Император, а Аля и Аня – Александра Пистолькорс (жена сына Ольги Валериановны от первого брака) и Анна Вырубова, обе урожденные Танеевы. Анна Вырубова вместе со своей сестрой славились при дворе знанием сплетен и любовью к ним.

Дружба с Дмитрием почти довела Владимира до преступления. Он, как и брат, недолюбливал Распутина, хоть и не участвовал в его убийстве. И все-таки графа почти обвинили в преступлении, его спасло чудо.

Мария и Дмитрий, дети Павла Александровича от первого брака.
Мария и Дмитрий, дети Павла Александровича от первого брака.

В 1914 году Владимир стал одним из Императорских гусар, а уже в 1915-м он отправился на фронт. Вид окопов, стрельба и прочие “прелести” солдатской жизни очень на него повлияли, на войне он написал многие стихи о Боге, смерти и любви. По службе Владимир продвигался быстро. Он стал поручиком, успел побыть адъютантом отца и получил орден за храбрость.

Второй год войны оказался очень важным для семьи Гогенфельзен. Именно тогда Ольга Валериановна выбила у Императора себе и детям русский титул. Они стали князьями Палей.

Во время жизни в Петербурге Владимир начал близкое общение не только с братом, но и со своим двоюродным дядей, Великим князем Константином Константиновичем - старшим, тоже поэтом. Константин Константинович издавал свои стихи под псевдонимом К.Р., что должно расшифровываться как Константин Романов. В 1915 году Володя в окопах перевёл его поэму «Царь Иудейский» на французский язык. 

Володя, я чувствую, что больше писать не буду… Тебе я передаю свою лиру… 

- с умилением сказал Константин Константинович после того, как Владимир прочёл ему перевод. Он даже настаивал на том, чтобы опубликовать поэму во Франции, но время для этого было неподходящее. А после войны Володя уже не мог этого сделать…

Когда 2 (15) июня того же 1915 года Константин Константинович скончался в Павловске, молодой князь, в то время находившийся в Крыму, написал стихотворение «На смерть К.Р.»:

Умолкла его вдохновенная лира,
Потух его любящий взор...
Вознёсся он в тайну надзвёздного мира,
В лазурный небесный простор.
Он понял осмысленность жизненной битвы,
Он понял природы красу
И думал: "Я людям святые молитвы
В весенних цветах принесу".
И с верой он пел на земле о небесном...
Теперь же, познавши покой,
Витал он в полёте своём бестелесном,
Скорбит он над злобой людской... 

В 1916 году Владимир выпустил первый сборник своих стихотворений, который вызвал очень бурный отклик в обществе и получил большое количество разнообразных оценок. Некоторые из них, те, что были профессиональными, сходились на том, что развитие таланта князя предугадать тяжело, если не невозможно. Он мог совершенно увянуть, а мог и развиться куда глубже, чем предполагали массы. Но ни тому, ни другому произойти было не суждено. К 1918 году Володя подготовил второй сборник стихов и даже выпустил его, но обществу было уже не до стихов. Свой третий сборник он так и не издал.

Володя с фронтовым другом, 1916.
Володя с фронтовым другом, 1916.

Последующий год был роковым для династии. Две революции, множество арестов, кажущееся безумие происходящего и прочие неурядицы посеяли в сердцах членов дома беспокойство. И опять Владимир на все отреагировал метким стихотворением:

Мы докатились до предела,
Голгофы тень побеждена:
Безумье миром овладело —
О, как смеется сатана!

Под небом горестной России
Рыданьям брошен был ответ,
Что нет всесильного Мессии,
Что Бог — обман, что Бога нет!

И вы не дрогнули, созвездья,
Ты не померкла, синева,
Предвидя ужасы возмездья
За эти страшные слова?

Но нет! Святое безразличье
Вы людям кинули одно,
И ваше светлое величье
Невозмутимо и сильно!

Родственники говорили князю, что он работает слишком быстро и не успевает доводить свои произведения до идеала, на что тот печально и загадочно, с легкой улыбкой отвечал: 

Все мои нынешние стихи являются мне в законченном виде; исправления только повредят им, нарушат их чистоту. Я должен писать. Когда мне исполнится двадцать один, я больше не буду писать. Всё, что есть во мне, я должен выразить сейчас; потом будет слишком поздно...

И ему исполнилось двадцать один. В самом начале ещё более рокового 1918 года (по старому стилю – все-таки в конце 1917). Это событие отпраздновали в узком кругу, сестры исполняли произведение пера Владимира и веселились от души, но сам именинник, как и прочие взрослые, был скорее грустен.

Крым, 1916 (1915?) год.
Крым, 1916 (1915?) год.

4 (17) марта Владимиру пришлось явиться в Петроградскую ЧК, где ему был предоставлен выбор – или отречься от отца, или отправиться в ссылку. Он выбрал второе. Ссылка была тяжелой, но не слишком долгой. Вместе с некоторыми другими членами дома Романовых он побывал в Вятке, откуда был отправлен в Екатеринбург, а затем в Алапаевск. В Екатеринбурге к тому моменту уже находилась Императорская семья, и Владимир, которому большевики ещё разрешали гулять по городу, несколько раз бродил возле огромного забора Ипатьевского дома.

В Алапаевске режим заключения быстро стал тюремным. Узникам оставили минимум одежды и белья, остальные вещи были отобраны. Им разрешили только отправить короткие телеграммы родным. Но Володя все же смог отправить последнюю весточку родителям с верным слугой.

…Всё, что раньше меня интересовало: эти блестящие балеты, эта декадентская живопись, эта новая музыка, — всё кажется мне теперь пошлым и безвкусным. Ищу Истины, подлинной Истины, Света и Добра…

- писал он в том письме.

И все-таки он продолжал творить, писал дневники и письма, хоть даже они не были отправлены. К несчастью, на данный момент его произведения из Алапаевска утеряны.

Последний снимок, на котром изображена вся семья.
Последний снимок, на котром изображена вся семья.

В ночь на 18 июля, ровно через день после Екатеринбургского убийства, было покончено и с пленниками в Алапаевске. Володя Палей, Великие князья Сергей Михайлович, Иоанн, Константин (мл.) и Игорь Константиновичи, Великая княгиня Елизавета Фёдоровна и двое слуг были сброшены в шахту, будучи лишь оглушенными, но не убитыми. При вскрытии этой чудовищной могилы тела Владимира и некоторых других были обнаружены в сидячем положении. Пленники умирали от голода, холода и повреждений при падении…

Мы вошли в здание, где содержались женщины, через незапертую дверь, разбудили их и сказали, чтобы те немедленно оделись, потому что их следовало увезти в безопасное место, потому что здесь они подвергались риску вооружённого налёта. Они повиновались безропотно. Мы связали им руки за спину и потом завязали глаза, вывели их наружу и посадили в подводу, которая специально их ждала рядом со школой, и отправили к месту назначения. Затем мы вошли в комнату, которую занимали мужчины. Мы сказали им то же, что и женщинам до того. Молодые великие князья Константиновичи и князь Палей также повиновались без всяких споров. Мы вывели их в коридор, завязали глаза, связали им руки за спиной и посадили в другую подводу. Мы уже ранее решили, что подводы будут двигаться порознь. Великий князь Сергей Михайлович был единственным, кто пробовал сопротивляться.

- вспоминал один из участников убийства.

Шахта Новая Селимская, в которую были сброшены члены дома. 1918 год.
Шахта Новая Селимская, в которую были сброшены члены дома. 1918 год.

В 1981 году Владимир был канонизирован Русской православной церковью за границей, а в 2009 году был посмертно реабилитирован Генеральной прокуратурой РФ.


Все тексты в блоге моего авторства, иллюстрации взяты со свободных ресурсов интернета, из источников, не указывающих своих авторских прав (если иное не указано под иллюстрацией). При копировании прошу указывать ссылку на мой блог.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened