miss_juliettef (miss_juliettef) wrote,
miss_juliettef
miss_juliettef

Category:

Он был Цесаревич...

Маленький мальчик, смертельно больной и убитый несправедливыми взрослыми, — вот образ, который встает перед глазами почти у каждого при упоминании Алексея, последнего Цесаревича Российской Империи. Есть те, кто скажет, что он был несправедливо «обласкан» судьбой, особенно по сравнению со многими другими детьми в огромной Империи: у него была любящая семья, он был сыт и одет, и был более, чем счастлив. Но можно ли назвать его счастливым? Так ли приятна была ему жизнь Наследника престола?

...Великий князь Наследник цесаревич Алексей, пятый ребенок и долгожданный сын Николая II и Александры Фёдоровны родился 30 июля (12 августа) 1904 года. Считалось, что рождению у монархов сына поспособствовала их поездка в 1903 в Саров, где Император и Императрица молились о даровании им сына.





Императорская семья, 1904. Императрица Александра держит на руках сына.

Императорская семья, 1904. Императрица Александра держит на руках сына.



Алексеем новорождённый Цесаревич был назван в честь Митрополита Алексия Московского. Позже некоторые исследователи допускали, что монархи назвали сына в честь царя Алексея Михайловича. Тем не менее, не понятно, как Николай и Александра, оба очень религиозные люди, смогли назвать сына этим именем – в династии Романовых имя Алексей носило не очень-то хороший характер, в основном благодаря Алексею Петровичу, старшему сыну Петра Великого. Как и младшие Великие княжны, в семейном кругу Алексей заслужил множество прозвищ. Александра Фёдоровна даже повзрослевшего сына звала "бэби", что в переводе с английского означает "ребёнок, младенец". Ольга Александровна, тётя Императорских детей, называла племянника Алёшей, а прочие родственники, вспоминая о детском прозвище самой Императрицы, нередко звали Цесаревича Солнечным Лучом. И действительно, когда Наследник престола был здоров, весь дворец тут же преображался, словно в него заглянуло солнце.


Уже в месячном возрасте у Алексея стало очевидно наследственное заболевание - гемофилия. Первой известной носительницей гена этой болезни в семье Цесаревича была британская Королева Виктория, его прабабка по материнской линии. Ранее от гемофилии умер старший брат Александры Фёдоровны. Став старше, Алексей нередко очень расстраивался из-за своего недуга, который не позволял ему заниматься многим, что делали его сёстры и другие, здоровые, мальчишки. Мать запрещала ему играть в теннис, долгое время ему не разрешали самостоятельно кататься на велосипеде. Иногда он плакал, повторяя, как заклинание, одну фразу: "Зачем я не такой, как все мальчики?"





Андрей Деревенько катает Алексея на велосипеде.

Андрей Деревенько катает Алексея на велосипеде.



В раннем детстве Алексея очень баловали родители и няня, Мария Вишнякова. Они исполняли почти что все прихоти мальчика, так как не могли спокойно смотреть на его страдания - ходя по комнате, он нередко нечаянно ударялся рукой или головой о мебель, после чего на месте ушиба возникала гематома, причинявшая Цесаревичу боль и рассасывавшаяся не слишком-то быстро.

С двух лет к Цесаревичу был приставлен "дядька" Андрей Деревенько, боцман с Императорской яхты "Штандарт". Он не баловал Цесаревича, как это делали родители и няня, но был ему очень предан. Анна Танеева-Вырубова вспоминала, что во время болезни Алексея тот исполнял любую просьбу мальчика - грел ему руки, поправлял подушки и одеяло, помогал изменить положение затекших рук и ног. По мере взросления Цесаревича Деревенько перестал справляться со своими обязанностями, и в 1913 году ему дали помощника, Климентия Нагорного, также служившего на "Штандарте". После февральской революции 1917 года Деревенько вместе со своей семьей уехал домой, на Украину.





Маленький Алексей с боцманом Деревенько на яхте "Штандарт".

Маленький Алексей с боцманом Деревенько на яхте "Штандарт".



Собственные страдания во время приступов гемофилии сделали Алексея очень восприимчивым к чужим беде и несчастью. Однажды, когда поварёнку на кухне по какой-то причине отказали в месте, Цесаревич весь день приставал к родителям и двум старшим сёстрам, пока, наконец, Император не приказал вновь взять поварёнка на место.

Но юный Цесаревич жалел и беспокоился не только о близких и просто знакомых ему людях. Благополучие даже незнакомых ему людей - народа - его волновало ничуть не меньше. Он нередко восклицал:


Когда я буду царём, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы!

Однажды во время поездки Романовых из Ливадии к Императору пришёл какой-то железнодорожник с просьбой увеличить ему жалование, так как получаемых им денег не хватало, чтобы прокормить и одеть семью. Николай Александрович благосклонно пообещал рабочему, что тот будет лично от него получать ещё тридцать рублей в месяц. Алексей, находившийся неподалёку и слышавший разговор, подошёл и сказал: "А от меня вы будете получать сорок [рублей]".





Подпись: Его Иператорское Высочество Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексей Николаевич на балконе Ливадийского дворца.

Подпись: Его Иператорское Высочество Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексей Николаевич на балконе Ливадийского дворца.



В семь лет у Алексея появился гувернёр. Им стал Пьер Жильяр, уже знакомый с мальчиком, так как он преподавал Великим княжнам, сёстрам Алексея, французский язык. Занятиями руководила Императрица Александра - она подбирала сыну учителей, а также иногда сама занималась с ним английским языком, бывшим для неё почти что родным. Так же, как и Ольге Николаевне, Цесаревичу учёба давалась достаточно легко, и, как и она, он иногда ленился. Хорошие способности были у Цесаревича к языкам, но он предпочитал учить не иностранные слова, а выражения солдат, с которыми с удовольствием проводил время. Когда сербский генерал Юришич преподносил Императору военный крест, Цесаревич также был награждён медалью "За храбрость!". Позже Алексей шутил, что получил её за победы в боях с учителями.





Алексей с учителями и генералом Воейковым (Слева направо: гувернёр Алексея и учитель французского языка  Пьер Жильяр, генерал Воейков, Алексей Николаевич, учитель английского Чарльз (Карл) Гиббс и учитель русского языка Пётр Петров).

Алексей с учителями и генералом Воейковым (Слева направо: гувернёр Алексея и учитель французского языка Пьер Жильяр, генерал Воейков, Алексей Николаевич, учитель английского Чарльз (Карл) Гиббс и учитель русского языка Пётр Петров).



В конце мая 1912 года Алексей впервые побывал в Москве. Посещение первопрестольной столицы было приурочено к открытию памятника Александру III, отцу Императора Николая, и, соответственно - деду Цесаревича.

Летом или осенью того же года во время традиционного пребывания Императорской семьи в Спале Цесаревич неудачно прыгнул в лодку и сильно ушиб бедро. Образовавшаяся гематома долго не рассасывалась, и существовала реальная угроза жизни мальчика. Алексей почти не мог спать, не мог и плакать от боли. В бреду он часто пытался сесть в кровати, но каждое движение лишь увеличивало боль. Находясь в сознании, Цесаревич лишь стонал и тихо повторял "Господи, помилуй» Впервые за восемь лет были напечатаны официальные бюллетени, в которых сообщалось о тяжелом состоянии Наследника престола. Впрочем, само заболевание не было названо.





Александра Фёдоровна у кровати сына во время одного из его приступов гемофилии.

Александра Фёдоровна у кровати сына во время одного из его приступов гемофилии.



Несмотря yа своё "золотое сердце", как выражались многие из приближенных Императорской семьи, Алексей прекрасно понимал, что он будущий Император, и в присутствии людей, с которыми работал его отец, Николай Александрович, всегда вёл себя как истинный Наследник престола - гордый, знающий себе цену, но не заносчивый. Он всегда умел признавать свои ошибки и извиняться. Николай Александрович не без гордости говорил, что Думе и прочим внутренним организациям будет с Алексеем не так легко общаться, как с ним самим.

1 октября 1915 года Алексей впервые отправился с отцом в Могилев. Цесаревич сразу полюбил Ставку, так как там было множество солдат, общение с которыми он очень любил, а также потому, что отец уделял ему любую свободную минуту. Вместе с Императором Алексей несколько раз объезжал фронт. Также в Могилеве Наследник престола нашёл двоих верных друзей - в городском парке, куда Пьер Жильяр водил своего ученика гулять, он познакомился и подружился с кадетами Агаевым и Макаровым.





Алексей с друзьями-кадетами играют в солдатов, 1916 год.

Алексей с друзьями-кадетами играют в солдатов, 1916 год.



Как и всё остальное, что было связанно с армией, Алексею очень нравилась простая еда, которую ели все рядовые в армии. Ежедневно ему приносили пробу щей и каши с солдатской кухни. Он всегда с видимым удовольствием съедал принесённое, облизывал ложку и говорил: "Вот это вкусно, не то, что наш обед". Если кто-то спрашивал мальчика о его любимом блюде, он неизменно отвечал, что больше всего любит "щи да кашу и чёрный хлеб, который едят все мои солдаты". Иногда он, не притронувшись ни к чему за столом, пробирался к кухням Сводного полка, охранявшего Императорскую семью, выпрашивал несколько ломтей чёрного хлеба и делил его со своим псом Джоем.

После того, как Цесаревич начал бывать в Ставке, жизнь в Царском стала казаться ему ещё более скучной, где, он, по его же собственным словам в дневнике, был единственный мужчина среди суетливых женщин. Вся свита, за исключением нескольких дежурных фрейлин и офицера, командующего охраной, жила вне Александровского дворца, поэтому, когда Император стал чаще бывать в Ставке, Алексей оставался только с матерью и сёстрами. Ещё в шестилетнем возрасте он смешил их фразой "Девицы, уйдите, у Наследника будет приём!", но на деле без участия княжон Алексею было бы ещё тяжелее - они вносили в его жизнь живость здоровых и сильных детей, которой у него не было, но которая очень ободряла его.





Великие княжны и Цесаревич Алексе (Слева направо: Татьяна, Анастасия, Алексей, Мария. Ольга стоит позади брата).

Великие княжны и Цесаревич Алексе (Слева направо: Татьяна, Анастасия, Алексей, Мария. Ольга стоит позади брата).



Цесаревич хорошо знал, что может не дожить и до совершеннолетия. Поэтому он примирился с мыслью о смерти и старался наслаждаться каждой минутой жизни между периодами болезни. Одним летним днём 1914 или 1915 года Великая княжна Ольга обнаружила брата лежащим на траве и рассматривающим облака. Когда она спросила, что он делает, десятилетний Цесаревич ответил, что ему нравится размышлять. Ольга спросила, о чем. В ответ Алексей глубокомысленно изрёк:

О, много о чем... Я наслаждаюсь солнцем и красотой лета, пока могу. Кто знает, возможно, в один из этих дней я больше не смогу этого делать.

Позже, спустя три-четыре года после этого разговора, в ссылке, когда у всех членов Императорской семьи невольно возникали мысли о возможном убийстве, Цесаревич записал в своём дневнике:


Если будут убивать, то, чтобы не мучили...

Его не страшила смерть, он лишь не хотел долгой агонии.

На Рождество 1915 года Алексей получил в подарок от матери свой первый дневник. На обложке маленькой записной книжки Императрица подписала "Первый дневник моего маленького Алексея. Мама." Дневник Наследник вел очень тщательно почти два с половиной года - первая запись появилась 1 января 1916 года, а последняя - 30 марта 1918, уже в Тобольской ссылке.






Страницы дневника Цесаревича.

Страницы дневника Цесаревича.



За двенадцать лет, в течение которых Алексей был Наследником престола Российской Империи, он стал шефом почти двадцати полков и пяти учебных заведений. Шефом первых четырёх полков Цесаревич стал только родившись, 30 июля (12 августа) 1904 года. Тогда же он стал атаманом всех казачьих войск. Следующий полк он получил 25 января 1906 года. В свой третий день рождения он стал шефом ещё двух полков, затем, в течении 1910 года, Наследнику "презентовали" другие три полка. В 1912 и 1914 он получил по два полка, в 1915 - снова четыре. В 1916 Алексей был повышен до ефрейтора русской армии и стал шефом двух полков.





Император, Императрица и Цесаревич в Царскосельском парке.

Император, Императрица и Цесаревич в Царскосельском парке.



Как и сёстры, Алексей очень любил животных. В раннем детстве на его фотографиях постоянно появляются разные собаки - собственного пса у него ещё не было, и играл он с любимцами Великих княжон и Императрицы. В 1910 году ему подарили щенка спаниеля, которого он назвал Джоем - в переводе с английского слово "joy" означает "радость". Кота Котика Цесаревичу подарил генерал Воейков. Скорее всего, у кота были удалены когти, чтобы он не мог поцарапать больного гемофилией мальчика. Через некоторое время в Александровском дворце появился ещё один котёнок - рыжая Зубровка, которую генерала попросили привезти для княжон, которые хотели получить потомство от рыжего кота с Императорской яхты. Джоя вместе с другими собаками монархи взяли с собой в ссылку, судьба же котов, оставшихся в Царском Селе, неизвестна. Позже, после смерти хозяев, Джой попал в Великобританию с Павлом Родзянко, хорошо знавшим Императорскую семью и взявшего пса к себе в память и Цесаревиче.





Алексей со своими питомцами: Котиком и Джоем.

Алексей со своими питомцами: Котиком и Джоем.



Многие современники последнего Императора называли Великую княжну Марию самой красивой из дочерей Императора, хотя некоторые считали Ольгу и Татьяну более привлекательными. Но почти все, за редким исключением, сходились в одном - Цесаревич Алексей был самым прекрасным из пяти детей Императора. Во внешности он взял лучшее от отца и матери. Он был достаточно высокого роста, хотя и слишком худым - сказывалась болезнь. У него было чистое, открытое лицо, обрамлённое тёмными волосами, отливающими бронзой и удивительные большие, голубовато-серые глаза, такие же, как у Великой княжны Ольги.

2 (15) марта 1917 года Император Николай сначала отрёкся в пользу сына, но, затем, переговорив с лейб-хирургом Фёдоровым о здоровье Цесаревича, он составил вторую бумагу о передаче престола Великому князю Михаилу, так как медик сообщил, что Алексей вряд ли доживет и до шестнадцати лет.





Манифест Николая Александровича об отречении в пользу брата, Великого князя Михаила. Из документа: "Не желая расстаться с любимым сыном Нашим, Мы передаём наследие Наше брату Нашему, Великому Князю Михаилу Александровичу..."

Манифест Николая Александровича об отречении в пользу брата, Великого князя Михаила. Из документа: "Не желая расстаться с любимым сыном Нашим, Мы передаём наследие Наше брату Нашему, Великому Князю Михаилу Александровичу..."



В Тобольске Алексей упал с лестницы и слёг с новым обострением болезни. Его вновь мучил тот же ушиб, что и шесть лет назад в Спале. Но очень скоро после начала его болезни Императору, Императрице и Великой княжне Марии пришлось уехать из Тобольска. Уезжая, Александра Фёдоровна поручила заботу о сыне старшим дочерям и Пьеру Жильяру. Жильяр был едва ли не единственным из свиты монархов, кто остался в живых после убийства Императорской семьи и позже смог описать тобольскую ссылку и последний приступ болезни Цесаревича. До самой смерти Алексей так и не смог нормально передвигаться, и в расстрельную ночь в подвал Цесаревича нёс ни о чём не подозревающий отец.

В последние недели жизни Цесаревича ему разрешали питаться несколько лучше, чем остальным членам семьи. Авдеев, и, позже, Юровский изредка доставали для него молоко и яйца, которых в рационе Императорской четы и даже Великих княжон не было.


Как тяжело и скучно...

Последняя запись в дневнике Цесаревича сделана в Тобольске, 30 марта. В одной фразе он смог описать мрачную обстановку жизни Романовых в ссылке, постоянную скуку и предчувствие чего-то неясного и страшного.


Все тексты в блоге моего авторства, иллюстрации взяты со свободных ресурсов интернета, из источников, не указывающих своих авторских прав (если иное не указано под иллюстрацией). При копировании прошу указывать ссылку на мой блог.


Tags: XX век, Дети Николая II, Королевские дома, Первая мировая, Романовы, Россия, Русская революция, Ювенилия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments